asichek (asichek) wrote,
asichek
asichek

Categories:

Про мой первый полет в жизни, Турцию, работу аниматором и влюбленность в поп-звезду

[продолжение... начало тут: http://asichek.livejournal.com/37059.html ]

В этот раз я не опоздала. Ни на сутки, ни на час. Даже на кофе времени хватило. Регистрация, самолет, и привет Стамбул!


Не успела я сойти на османскую землю, как начались новые приключения. Но сначала о чувствах. «ООО, офигенно, как классно, тут так здорово» - ну и все в таком духе проносилось в моем мозгу, когда я спускалась из самолета и шла по международному аэропорту имени Ататюрка. Я думала, что только города могут быть такого размера! После рукава я протопала, наверное, целый километр, а конца и края видно не было. Огромный, красивый, чистый, сверкающий. Турецкая речь всюду. Я кстати говоря, подчерпнула пару-тройку фраз из разговорника, чем собиралась сразить своего найденного в интернете турецкого встречателя. Точнее, молдавского. Есть же добрые и вроде без особых надежд парни на этом свете! Зная, что мне всяко захочется сначала потусовать в столице, а не лететь сразу в Бодрум работать, я залезла на сайт знакомств, нажала Стамбул, выбрала самого симпатичного и говорящего по-русски товарища, отправила фотку (не самую лучшую). Через неделю переписки, поняв, что чел вроде нормальный и безопасный (я же блин хренов эксперт), я отправилась в незнакомую страну, дабы он меня встретил, расселил, и развлекал несколько дней до отъезда в Бодрум. Смело? Глупо? Наивно? Даааа! А что делать?

Самое смешное, что у меня не было ни одного запасного варианта. А вдруг он вообще не существует? Или не встретит меня? Ну правда, кому надо столько головняков из-за какой то среднепаршивой сибирячки, которая решила в 20 лет, что ей срочно пришла пора путешествовать? Или вообще он возьмет и продаст меня в гарем, как папа говорил. Или еще что похуже?

И вот я прусь по аэропорту, и все дурные мысли разгоняет утреннее турецкое солнышко. Я поставила визу, получила багаж, несколько раз блеснув своим английским и поняв, что кроме меня тут на нем никто не говорит. Теперь самое интересное. Иду в зал встречи. Иду…Иду…Вокруг тыща турков, все черные, громкие, и, что уже скрывать, очень страшные. Пялятся на меня, на мои очки, на моего мишку-подушку, торчащего из чемодана. Звонит Женя (турок-молдаванин). Ничего не слышно, связь фиговая. Думаю, он все же понял, что я в аэропорту. Я прошла уже метров 300, но выделить кого-то из толпы, знакомого лишь по фото с разрешением 600х800, нереально. Встала себе тихонько в углу зала, делая вид, что каждый день летаю по разным странам, и меня встречают незнакомые мужики, и все в поряде. Стою себе, музычку слушаю… Тут подходит парень, точнее подбегает, разворачивает мою цветную фотку А4 и спрашивает с акцентом:

-АСЯ?!
- Женя?
- Да! Привет! Как долетела? Все хорошо? Пошли отсюда.

И, молча, разворачиваясь и хватая мой чемодан, идет прочь. Я тащусь следом. Мне страшно. Парень и вправду симпатичный, но какой-то угрюмый и молчаливый. С нами рядом я вдруг обнаруживаю толстого волосатого здоровенного турка, который шагает с Женей и перетирает что-то на турецком.

Мы пересекаем дорогу и через какое-то время попадаем на огромную многоуровневую автостоянку. Я с удовольствием впитываю те виды и запахи Стамбула, что мне удается уловить. Не с первого раза, но все же находим нужную машину. Все время я пытаюсь улыбаться и шутить, а так как нахожусь в состоянии радостного возбуждения, у меня получается. Тёнджой – друг Жени – понимая по-русски 10 слов и 3 – по-английски, все равно смеется над моими шутками. Начинаем грузить чемодан в багажник и я вдруг истошно ору – «Черт! Где медведь?!» Мой мишка-подушка, самый лучший на свете, пропал! Женя бежит обратно, и через 10 минут возвращается с пустыми руками… «Кто-то подобрал уже…» Блин! Я так расстроилась, что чуть не плакала. Что за хреновое начало приключений! Два незнакомых мужика и вся скользкость ситуации меня в этот момент волнуют неизмеримо меньше, чем пропавший мягкий друг, разделивший со мной долгие часы ожидания, московский стресс и два перелета.

Мы катим по раскаленному городу. Он просто огромен. Солнце повсюду, кажется, в воздухе градусов 50, не меньше. Но жара другая, чем у нас. Более сухая. «Так полгода и жаримся» - констатирует Женя. Он практически ничего не говорит. Только со своим другом, по-турецки.

А я все больше нервничаю.

- Куда мы едем?
- На квартиру.
Я сижу и подгоняюсь. Что за квартира? Где? Все ли хорошо? Не в силах уже копить все в себе, я решаюсь на разговор:
- Женя…Все нормально?
- Конечно, ты что?
- Ты все время молчишь, грустный какой-то. Может, я слишком много говорю всякой фигни?
- Да ты что? Все нормально, я просто замотался, работы много. А тут ты. Я думал хотя бы пару дней выпрошу, а мне не дают. Устал, как собака!

Я успокоилась, и продолжила разглядывание окрестностей из окна машины. Всюду пальмы, вывески, реклама. Дороги обалденные – широкие и ровные. Мы ехали около получаса. Затем остановились у ларька, Женя спросил, надо ли мне чего, купил воды, печенья какого-то. Мы с Тёнджаем сидели в машине. И пытались общаться. Он спросил на ломанном русском, постоянно улыбаясь своей страшноватой улыбкой:

- Спать?
- Что? Нет, гулять, смотреть Стамбул (говорю медленно, жестикулируя)
- Неее…Пиво, сигарэти, дэвучки, спать – хорошо. Гулять, спорт – плохо!
- Ого!
- Спать?
- Нет!
- Да, спать!

Я не на шутку тут испугалась. В смысле, бля, спать?

Женя вернулся, и мы снова поехали. Молча. Я опять начала подгоняться. Что сейчас? Мы на окраине города… Затащат в квартиру…дальше что? Со мной можно делать что угодно. Вот они документы, деньги какие есть. И папа не узнает. Далеко он. Кричи сколько угодно…Вся моя храбрость куда-то делась. Чем дальше отъезжали мы от аэропорта, тем глупее я сама себе казалась. И все эта затея. И этот его друг…Зачем он здесь?

Мы остановились. Женя вытащил чемодан и зашагал к подъезду. Я робко позвала его.

- Жень…мне страшно…
- Ты чего?
- Я не знаю. Я тут одна. Только тебя знаю…Мы куда-то все время идем, ты молчишь. Страшно мне. Скажи, что все хорошо?
- Глупая, все хорошо! Я не маньяк.
- А твой друг?
- Да он самое доброе существо на свете!
- Он пытался мне что-то сказать, а я так и не поняла, о чем это он.
- Он говорил, что ты устала, и тебе надо выспаться. Я уеду. По делам. А ты поспишь, примешь душ, отдохнешь. Вечером я вернусь, и мы посмотрим город.
- Гулять пойдем?
- Ага.
- Ура!

Вот так просто я взбодрилась и успокоилась, и храбрее прежнего зашагала к лестнице.

Квартира оказалась милой, но очень пыльной. 2 комнаты, телевизор, балкон, ванна уютная. Я шепотом спросила Женю: «А твой друг случайно ко мне не приедет? У него нет ключей». Я все же побаивалась этого огромного турка, и даже Женина характеристика мне не помогла. Тот рассмеялся и что-то сказал Толстому. Они стали смеяться вместе. «Нет, не приедет», - с улыбкой сказал мне Женя, - «не бойся».

Мы немного посидели, выпили колы, и они свалили.

- Ничего не делай, отдыхай, я скоро вернусь. Если что – позвоню.
- Я пойду гулять! Я же в Турции! Я не хочу валяться!
- Нет, мы вместе вечером пойдем. Это тебе не центр. Это задница. Тут не очень безопасно гулять красивым иностранкам. Понятно? Жди меня. Если тебя украдут, я уже ничего не смогу поделать. Ясно?

Я расстроилась, но ненадолго. Как только мужики ушли, я поняла, как все классно. Все обошлось! Я в Турции! Все хорошо! Полезла под душ, потом расставила все кремы и баночки по полкам в ванной, помыла везде пол, вытерла пыль, убрала ненужные коробки в шкаф, бумаги – в стол, то есть занялась тем, чем занялась бы любая женщина на моем месте. Через час я с гордостью осмотрела жилище, и, удовлетворенная результатом, рухнула в кресло. Пощелкала пультом. Сначала меня очень забавляли турецкие сериалы, клипы и реклама. Казалось, что я нахожусь в какой-то бывшей снгшной стране, типа Армении или Грузии. Потом надоело, что все песни на один мотив, и все такое отсталое и самобытное, и я выключила телевизор.

Я поспала часа 2, потом приехал Женя. И мы погнали гулять. Экскурсия была незабываемая. Меня с ветерком прокатили по всему городу!!!…ни разу не остановившись…ничего не рассказав.



Наш диалог выглядел таким образом:

- Ой, а что это такое хорошенькое?
- Да, дом какой-то…
- Ой, а это как называется?
-Не помню. Кажется…не, не помню.
- Ой, а можно сфотографировать? Едь, пожалуйста, помедленнее.
-Да ну его! Ничего особенного. Мечеть как мечеть.


Ну и все в таком духе. Но мне все равно понравилось. Я поняла, что город красив и огромен. Меня поразило:

1) Почти полное отсутствие женщин на улицах. А те, что были, как правило, пожилые, полные, и укутаны в паранджу с ног до головы. Ни одной симпатичной молодой турчанки.
2) Сочетание высокоцивилизованной урбанистической культуры с периферийным менталитетом. Нормальная картина: около огромного европейского шопинг-молла из стекла и металла стоит сбитая из досок тележка с фруктами, и волосатый черный абориген, громко выкрикивая цены, перевозит ее с места на место, игнорируя сигналящие ему дорогие машины.
3) Цены. Я всегда думала, что Турция очень дешевая. Бензин оказался на уровне 2,5$ за литр (при наших 0,5$). Все цены, кроме одежды, можно умножить с тем же коэффициентом.
4) Еда. Совсем другая. Но вкусная. Особенно сладости. По прилету я весила на 5кг меньше. Это все баклава:)
5) И еще куча всего!



Итак, мы поехали гулять по вечернему Стамбулу. Зашли в турецкий ресторан, и уже после второго блюда закусок мой желудок начал отчаянно сопротивляться. Он сказал, что не намерен больше ничего в себя вмещать. А официант все приносил новые блюда, одно другого аппетитнее.



Я молча страдала и отщипывала вилкой малюсенький кусочек, чтобы ознакомиться. Мальчишки разочаровались во мне и в моем желудке, но спасли ситуацию, слопав, что было на столе. Мне понравился местный всеми любимый напиток – айран – смесь соленого йогурта и воды. После этого я еще долго покупала в России разные баночки, обещающие, что внутри налит именно он, и каждый раз с разочарованием выливала содержимое в унитаз.

Потом мы гуляли по набережной Босфора – пролива, отделяющего Европу от Азии. Я была, как обычно, в восторге. Вечером мы поехали к другому другу Жени – Али. Он владел собственным салоном-парикмахерской. В Турции это небольшие помещения, в которых могут работать только мужчины, где полотенца всех цветов и размеров сушатся на улице на специальных сушилках, а сами парикмахерские работают до последнего клиента.



Мы приехали к нему в десять, и почти до полуночи наблюдали, как они кого-то стригли и брили (последняя услуга, кстати, более востребована). Все это время мы сидели с Женькой на ступенях и разговаривали. Я смотрела по сторонам, и впитывала турецкие запахи и виды всем существом. Было изумительно тепло, хорошо и уютно.

Следующие три дня в Стамбуле прошли бурно и насыщенно. Мы ездили по разным местам, кушали в кафешках, покупали сувениры. Были на пляже Мраморного моря (сточная канава зеленого цвета, цветущая и воняющая, где на песок негде упасть, потому что весь Стамбул уже там. женщины укутанные в черные одежды при температуре в 50 градусов. орущие дети. в общем, не понравился мне пляжик). Мы ели мороженное, которое таяло намного быстрее, чем его успеваешь съедать, такое тянущееся, словно жвачка, и всех цветов радуги. С Женей и его семьей мы подружились, и я, как новоиспеченный друг, постоянно промывала ему мозг и учила жить по своей трансерфингской философии. Ну почему я никогда не могу позволить человеку думать то, что он хочет думать, даже если это идет вразрез с моими понятиями о мире, и почему я вечно пытаюсь улучшить жизни всех на свете? Все равно, когда я уезжала, Женя грустил и обещал, что будет скучать даже по моим советам.

Через четыре дня я отправилась в Бодрум. Женя написал мне на транслите, как попросить воду или пиво (хотя про пиво я не спрашивала), как спросить где туалет, и другие юзфул экспрешнс. Предупредил водителя автобуса, что я русская, и как со мной общаться. Дал кучу наставлений. В общем, вел себя, как заботливая мамочка.

Так что я ехала в Бодрум. Счастливая, всматривалась в турецкую ночь, теплую и мягкую, полную тайн и незнакомую, но готовую открыться мне всеми своими гранями. Дорога заняла 14 часов, и я наслаждалась ею. Из плеера лилась музыка, из термоса стюарда – крепкий турецкий чай. На остановке я выбежала и купила себе бургер. Объясняя на пальцах, какие начинки и соусы мне положить, глупо улыбаясь…Пока мне его готовили, я беспокоилась, что автобус вот-вот уйдет. Мне показалось, что он просигналил об отправке, и я рванула, не забрав бутерброд и не заплатив денег. Через 2 минуты, когда я сидела в салоне (автобус все еще не тронулся!), парень забежал в автобус, и, отыскав меня глазами, вручил бургер с такой искренней улыбкой, будто ждал этого момента всю свою жизнь. Я отдала ему честно заработанные 2 лиры, сбивчиво поблагодарила, промямлив как попало «тешекюр эдерим». Я была очень приятно удивлена. Вот это сервис! Вот она, воспеваемая маркетологами, заинтересованность в каждом клиенте! За день у него сотни три таких покупателей. И две лиры особой роли не играют. А так приятно…Я с огромным удовольствием кусала свой сочный и обалденно вкусный бургер из баранины, запивая чаем из пластикового стаканчика, и с интересом наблюдала, как автобус отъезжает от остановки, и как мимо нас проносятся Кушадасы с его пальмами, песчаными пляжами и отелями, раскинувшимися в самых живописных местах побережья. Все это было так по-летнему, и сейчас, вспоминая это все (а пишу я уже 8 марта, вот как время бежит и вот какая я лентяйка), я заново ощущаю ту свободу и радость, то предвкушение незабываемых каникул и приятное волнение, когда будущее видится тебе неясным, но однозначно веселым и интересным.

Мы все ехали и ехали, и дивные места сменялись еще более дивными. Как картинка туристического баннера: яркое солнце, небо без единого облачка, череда отелей, у каждого из которых свои особенные шезлонги и зонтики…Так здорово!

В 10 утра мы въехали в Бодрум. Что меня поразило, так это белые дома. Только белые! Мне потом объяснили, что им по закону разрешено строить только белое жилье. Это делает город очень нарядным и чистеньким, когда там и тут среди яркой зелени проглядывает белизна вилл и апартаментов.



Мы остановились на центральном автовокзале. Он, кстати, тоже заслуживает упоминания. Это такая площадка, по периметру которой располагаются офисы разных контор, занимающихся перевозками. В зависимости от размера и значимости автовокзала, этих контор может быть сотня или даже больше. Офисы тоже разные – от простой вывески с указанием телефона, до комнаты или зала с сиденьями для тех, кто ожидает посадки. Автобус определенной фирмы паркуется к офису своей компании. Все это очень забавно. Никакой монополии, как у нас. У всех компаний схожие рейсы, но время, маршрут, марки автобусов, комфорт и цена различаются. Так, например, из Стамбула в Бодрум в один конец можно съездить от 40 до 80 лир. А разнообразие табличек и самих автобусов очень веселит, если ты, конечно, не опаздываешь и не бегаешь по вокзалу как угорелый, в поиске нужного рейса:)

По дороге я написала Корхану (своему работодателю) смс, и он сказал, что мне надо ехать в местечко под названием Тургутрейс, а там он меня заберет. На вокзале я стала всех спрашивать, как мне туда добраться, и наш стюард подсказал, что это как раз следующая и конечная остановка. Я откинулась на сиденье и еще полчаса с любопытством разглядывала место, где мне предстоит провести следующие 2 месяца. И, надо сказать, оно мне очень понравилось. Сейчас я немножко жалею, что не фотографировала все подряд: дома, магазинчики, ларьки с мороженым, людей, отели…Сейчас так хочется снова это все увидеть!

В Тургутрейсе я окончательно выгрузилась, позвонила Корхану, и он сказал, что уже отправил водителя и тот вот-вот ко мне подъедет. От нечего делать я снова начала глядеть по сторонам. Было дико жарко, и хотя время только подкрадывалось к полудню, по мне радостно стекал мой макияж. Но это не огорчало, а даже забавляло. Знаете такое состояние, когда любые мелочи, в другое время показавшиеся бы досадными, на том эмоционально-кайфовом фоне вызывают лишь улыбку и мысли типа «все мы не совершенны» или «да фигня!». И вот уже второй раз, стою я со своими манатками, и жду какого-то дядьку, которого в жизни не видела.

Потом водитель подъехал, оперативно посадил меня в черную тонированную машину, погрузил багаж и дал газу. Как оказалось, он вообще не говорит по-английски, но я тем не менее всю дорогу пыталась с ним общаться. Бесполезно. Узнала лишь, что отель большой:) На территории отеля я была просто ошарашена, насколько! Огромный, новый, в ярком солнечном свете, 5ти звездочный Ясмин Резорт казался мечтой любого туриста, не говоря обо мне, нигде никогда не бывавшей и ни цента за него не платившей! Я была реально поражена. Просто роскошь! Я миновала огромный холл с плетеной мебелью, толпами народа в небрежных шортах и солнечных шляпах и обслуги в идеальных белых сорочках с черными жилетами, и вошла в шумный переполненный ресторан гигантских размеров. Меня подвели к столику на веранде, за которым обедал мой босс, и мы наконец-то познакомились лично. Я сказала ему вызубренное – «Мерхаба! Насылсын?», а он, приятно удивленный, попытался парировать на ломанном русском – «Прьивет, как дила?». Мы остались довольны друг другом. Он сказал, чтобы я брала тарелку и набирала любой еды, а потом возвращалась за его стол. Я так и сделала. Но я так волновалась, и чувствовала себя какой-то неуклюжей здесь и неловкой, что нашла лишь стол с зеленью и салатами, и вернулась обратно со скромным обедом. Только потом я увидела, СКОЛЬКО всего еще можно съесть в этом ресторане.





Мне очень понравился моф, и мы мило побеседовали. Он рассказал мне, что мне можно и нельзя делать, где я буду жить, и что включает в себя аниматорская работа. Позже меня заселили и познакомили со всей командой. Нас было 12 человек, и я была самой младшей и единственной русскоговорящей. Были ребята с Туниса, Франции, Турции и Египта.



Я делила шикарный 2-бэдрум номер с француженкой и сладкой парочкой турчан, которые были очень горячекровные и часто ругались.

Дальше мои записи 7летней давности заканчиваются. Не понимаю, как я смогла описывать первые 4 дня все 12 страниц, а про следующие 3 месяца не нашла времени написать. Каждый день в отеле был полон событий, смеха и интересностей. Я вела водное поло и петанк на пляже, участвовала в вечерних шоу и вообще работала не покладая рук и ног с 8 до 23.





Я ела сколько могла баклавы, пила текилу с туристами на дискотеках, бежала купаться в свободные утренние и вечерние часы и загорала каждую свободную минуту так, что уже через 2 недели была смуглой, как чернокожая женщина. После возвращения домой в октябре этот загар продержался на мне всю зиму, и друзья так и называли меня – негритянка.





Иногда было тяжело, и совсем не хотелось никого развлекать. Хотелось забиться в норку, и проспать весь день, вместо того чтобы ходить по территории и улыбаться всем и каждому, звать на йогу, играть в дартс, прыгать на сцене и заразительно хлопать, когда наш шэф глотал шпаги, а зрители хотели лишь одного - вернуться в холл отеля и выпить все олл-эксклюзивное бухло в баре. А в другой день, наоборот, все радовало – и море, и солнце, и то, как проходит это бурное лето, и какие вкусные сэндвичи в час сэндвичей и мороженое в час мороженого, и какие смешные туристы приехали из Франции, и какие классные пацаны – из Минска. Иногда я помогала ребятам, которые работали с детьми в Мини-Клубе, и тогда я вместе с интернациональным детсадом раскрашивала картинки и смотрела мультики. Несколько раз мне удавалось прокрасться в хамам, и в тренажерку, и в другие, запрещенные для работников отеля места, так что впечатлений, в общем и целом, хватало.

Все изменилось, когда в наш отель приехал с концертом местный поп-стар, и у нас случилась любовь с первого взгляда. Это был обычный вечер, и я работала, то есть заставляла народ развлекаться и чувствовать себя неловко. Нам была дана команда вытаскивать людей на сцену и танцевать с ними, когда шэф орал АНИМАСЬОН! Это было настолько тупо, и не приносило удовольствия ни нам, ни бедным отдыхающим, которые пытались просто ужинать за столами на свежем воздухе и слушать музыку. И вот я, наслаждаясь передышкой между побегами на сцену с очередным сопротивляющимся пенсионером, стояла на веранде и смотрела на танцовщицу беллидэнса. Подходит ко мне симпатичный парень, и на идеальном английском начинает разговаривать. Никого отшивать было нельзя, я же аниматор, поэтому улыбаюсь и мило отвечаю на все вопросы. Крайне вежливо, как работник банка. Понимаю, что парень очень даже ничего, и что иногда полезно быть аниматором и улыбаться мальчикам, а не мерить их сходу высокомерным взглядом. Тут шэф вопит АНИМАСЬООООН и я говорю – «Потанцуешь со мной, не могу уже приставать к мирно сидящим мужчинам с вилкой во рту и женами по правую сторону». Мы идем танцевать, и мне в первый раз нравится тема этого вечера и эти обязательные танцы с туристами. Болтаем обо всем на свете, откуда я, откуда он, что за отель, что за работа. Я жалуюсь ему на нашего тупого алкашного шэфа, и как он порой нас достает со своими указаниями, и что туристам было намного приятней отдыхать, если бы мы им постоянно не мешали со своей программой. Он отвечает – окей, я поговорю с хозяином отеля. Я удивляюсь – откуда ты его знаешь? Так это он меня пригласил, отвечает он. Хочешь, и тебя познакомлю. Завтра. Мы пойдем пить к нему вино. Я смеюсь, мол, да конечно, как скажешь. Музыка подходит к концу, и он меня спрашивает – Хочешь я спою для тебя? Я опять в недоумении – что, прям сейчас? Где, у бара после пары шотов текилы? Нет, он смеется.
Тут хозяин поднимается на сцену и берет микрофон. А теперь поприветствуем нашу звезду, специально прилетевшую из Стамбула, чтобы петь для вас в этот вечер.

Мой кавалер подмигивает и направляется к сцене. Я остаюсь стоять с непонятным выражением лица, какое бывает, когда, например, смотришь список поступивших на бесплатное отделение абитуриентов и видишь там затесавшуюся каким-то хером свою фамилию. Типа «тут должно быть какая-то ошибка!» Он поднимается на сцену, обнимается с хозяином, приветствует народ, желая им хорошего вечера и отдыха в сием прекраснейшем отеле. Говорит – «Я посвящаю мою первую песню одной удивительной девушке», и начинает играть. Свет гаснет, он сидит в свете прожектора, с гитарой, и вокруг так тихо, что я слышу свое сердце. Я должно быть красная как рак, так что темнота мне на руку. Щеки горят и я думаю бляяя, во дела! Он начинает петь, и это самое прекрасное, что я слышала в жизни. Я ловлю каждый звук, каждый аккорд, смею дышать лишь в проигрыши и вновь замираю, когда песня продолжается. Он поет Hello Лайонелла Ричи, который ушел бы на пенсию, если б уже не был мертв, когда услышал, как он ее поет. Меня бросает то в жар то в холод, и эти три минуты длятся вечность.

Не помню, потом он вроде пел еще что-то, а я совсем забыла, что нужно работать, нужно быть на виду и кого-то развлекать, я взяла бокал вина и стояла, прислонившись к колонне, и слушала его, и как в диснеевском мультике, все стало фиолетовым и по небу прыгали голубоглазые лошадки.

Он под громкие аплодисменты ушел со сцены, и я стояла, потупив взгляд, и знала, что он сейчас подойдет ко мне, и молила себя не прыгнуть с разбегу ему на шею. В эту ночь мы сбежали из отеля, хотя наши корпоративные правила запрещали покидать территорию на время всего контракта, и всю ночь гуляли по Бодруму, и я водила джип, разгоняясь до максимума и визжа от того, что весело, страшно и нет с собой даже русских прав, и мы обжирались мороженым и купались в черном ночном море.

Последний месяц я еле доработала. Жила то на его вилле в Бодруме, то в номере, который выделил нам двоим владелец отеля. Мне уже было пофиг на всю эту анимацию, и я при малейшем случае сбегала, чтобы вместе пообедать или позагорать, а вечерами мы, скрываясь, прыгали в машину и неслись в ночной Бодрум, живущий совсем другой, неотельной жизнью, чтобы рано утром, пока еще резорт спит, вернуться обратно, лопая по дороге печеньки с инжиром. Он пару раз летал в Стамбул по делам, а в целом тоже забил на всю работу и просто жил в отеле, со мной, что меня несказанно радовало.

В середине сентября мы укатили в Стамбул и еще две недели жили там, гуляя по улицам, барам и дискотекам, хозяева которых знали его в лицо и просили спеть для них. Это было очень веселое время. Я слушала, как он репетирует и записывает песни, придумывает слова, играет на всех инструментах сразу и не могла наслушаться его голоса.

Жаль, что я не писала тогда дневник. Говорят, самые интересные дневники никогда не будут прочитаны, потому что их создателям никогда не хватит времени на то, чтобы их написать. Так и тогда, жизнь была настолько полна и насыщенна, что даже если я ни чем конкретным не занималась, я просто сидела в саду и смотрела, как зреют фиги. Или шумит море. Или просыпается город. Теперь я уже совсем не помню деталей, только отдельные моменты и общее настроение. Так здорово, что жизнь такая разная и многогранная. Мне кажется, я прожила уже столько маленьких жизней, что порой и сама не вспомню. А когда оглядываюсь назад, думаю, нифига себе, это же все было со мной. Вот выпало приключений мне в этот раз. И дальше, думаю, все будет не хуже, главное не забывать вешать на холодильник новые мотивирующие картинки, и засыпать с благодарностью за все, что мне дают увидеть и испытать.


Tags: Бодрум, Москва, Стамбул, аниматор, любофф, работа, туристическое
Subscribe
promo asichek august 1, 2015 19:45 27
Buy for 100 tokens
Подруга на днях спросила, как я нахожу жилье в стране, в которую собираюсь лететь. Я ответила, что это не телефонный разговор, и у меня есть слишком много мыслей по этому поводу, поэтому предложила рассказать свои многовыстрадальные лайфхаки лично за кружечкой темного эля. А потом подумала - может…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments