asichek (asichek) wrote,
asichek
asichek

Category:

Бесконечная неделя на Алтае. Телецкое. Чулышман. Йога. Радость. Горы. Небо.


Когда идешь своим Путем, всё дает силы

и радость. Когда нет – усталость

и мысли о смысле жизни.


Алтай я люблю всем сердцем лет с 16, когда первый раз там побывала. Я еще тогда ни черта не знала ни про какую энергетику, чакры-шмакры, места силы и прочую дребедень. Но я знала, что даже три дня сидения на камушках, гуляния по горам и смотрения на звездное небо Алтая делают из депрессивного подростка, который цапается с мамой и комплексует из-за внешности, нормального, адекватного и даже любящего человека. Я возвращалась с вновь выращенными крыльями, полная сострадания и готовая прощать. Конечно, это не могло длиться вечно, потому что мысли свои я контролировать тогда не умела совсем. Но какое-то время мне было очень хорошо.

С тех пор мы с Алтаем очень подружились, и я старалась выбираться туда при малейшей возможности. Для новосибирцев это чудесное место более чем доступно – каких-то 6-7 часов на машине,  и ты в раю. Мне кажется, это одно из тех мест, которые обязательно нужно увидеть, если живешь в России или хотя бы посещаешь ее с туристическими целями. Такого больше нет нигде. Конечно, горы и бурные реки можно найти во многих местах, в той же Черногории полно прекрасных гор и холмов, поросших деревьями, узких речушек, а трава пахнет летом почти как дома. Но суть, как обычно, не снаружи, а внутри. Алтай каким-то образом умеет настраивать тебя на самого себя, открывать сердце, напоминать о Доме. Сидя на огромном камне и смотря на бурлящую Катунь, один, с темнеющим небом за плечами, ты начинаешь медитировать, даже если не знаешь, что это вообще такое. А уезжая, ты увозишь эту красоту внутри себя, и можешь обращаться к ней, когда захочешь.


В этот раз я поехала не просто так топтать алтайскую траву и нюхать коровьи лепешки. Меня позвали помощником на йога-семинар, который проводился в самом сердце Алтая, в диких, но симпатишных местах. Даты были известны заранее, и я, гордая и предвкушающая, все спланировала так, чтобы в эти дни оказаться дома. Черногория ужас как просила меня остаться, и мне было нефиг делать поменять билет на месяц вперед, но я не могла. И не хотела. Я чувствовала, что мой Путь пролегает через это приключение, и мне нужно было туда попасть во что бы то ни стало.


Билет в новосиб был забронирован за 4 дня до отъезда на Алтай, и я даже успела забежать к любимому парикмахеру, поесть в любимом суши-ресторане, поглядеть на закат на пляже и покататься на роликах с сестрой по ночному городу. Риэлторы, обрадовавшись моему прилету, начали трезвонить со всех своих безлимитных номеров и спрашивать, есть ли у меня двушка на Плановой или студия на Авиастроителей. Я твердо говорила им – «Потом, товарищи, потом», дабы не забивать мысли второстепенными вещами, и усердно делала Сурию Намаскар по утрам, чтобы тело не спятило от предстоящего интенсива.


По предписаниям организатора нам нужно было собраться по-взрослому: палатки, спальники, дождевики. Такой формат поездки был для меня вновяк. Я, конечно, и прежде ночевала в палатке, но дело обычно ограничивалось одной-двумя ночами, после чего я возвращалась к любимой душевой кабинке и баночкам с кремами для каждой части тела. А тут - минимум вещей, максимум осознанности. Взяла только крем от солнца, мыло ручной работы и пару маст хэв бьюти штучек. Сама удивилась, впервые увидев косметичку такой худой и легкой. Взяла несколько маек, шортов, теплые носочки, йога штанцы и толстовку. И купальник. Хаха.


В субботу, кажется, вечером, мы загрузились в автобус до Телецкого озера и поехали. Мне мешали спать свеженарощенные ресницы, которые я заделала чтобы не краситься в поездке и всегда быть в теме. Мои чувствительные глаза такой темы не одобрили, и постоянно раздражались, как от плохой туши, до такой степени, что иногда по пять минут я не могла открыть глаз. Я уже давно собиралась поэкспериментировать с наращиванием, но никак не получалось. А тут знакомая девочка отучилась на мастера, и сам Бог велел к ней сходить, ведь, если что, будет не стыдно вернуться назавтра и снять  всё нах. В общем, чтобы не возвращаться больше к этой чикульной теме, я пожалела о ресницах неоднократно. Они кололись, слезились, торчали в разные стороны, а под конец так вообще все запутались и вели себя из рук вон плохо. Красоты они неземной ни разу не добавили, а когда отваливались и висели на соплях, так вообще смотрелись жалко и совсем не по-йогически.


Я села на единственно свободное в автобусе место рядом с женщиной лет 40, которая рассказала мне, что была в Ашраме Бабаджи в Индии, училась играть на чашах, и еще много всего занятного и интересного. Вот это здорово, подумала я, когда народ с тобой на одном языке говорит о нужных тебе вещах. Она дала мне пару полезных контактов,  и, как и я, с предвкушением ждала начала тренинга. Эта женщина потом оказалась большой индивидуалисткой, и 70 процентов времени провела в своем режиме, сидя в кустах и медитируя, а 20 - проболела, так что видела я ее редко. Зато мы каждый раз вспоминали о ней, когда вся группа собиралась куда-то идти или ехать и ждала ее, иногда до получаса. Рейтингу это всё тете в нашей тусе, конечно, не прибавляло, но не суть…


По утру, прибыв на Телецкое, я еще раз поразилась тяжестью своей сумки. Может, оно бы было и ничего, если бы это бы весь вес приходился на оба плеча как в походном рюкзаке, но рюкзака дома не нашлось, а покупать ради одного похода было нелогично. Так что я тащила ее и тихо бурчала, делая передышки, чтобы восхититься красотой утреннего Телецкого озера и рюкзаками других участников.


Времени на завтрак не было, потому что нас уже ждал катерист с катером, чтобы закинуть на другой берег Телецкого. Несмотря на довольно бурное прошлое на Алтае, озеро я видела впервые. Было дождливо и хмуро, поэтому всю дорогу мы плыли с опущенным тентом, и я могла лишь смутно угадывать красоту озера из запотевших окон. Катерист очень мило замедлял ход у водопадов, чтобы мы смогли вылезти из под тента и сфотографировать туманные горы, серое небо и воду, которая, казалось, падала на землю прямо из тяжелых туч.


По прибытию на южный конец озера, мне выпала удача снова тащить на себе сумку. Километра эдак с пол, не меньше. Пока я чертыхалась и психовала, жалея себя, «какая я хрупкая и сонная, а никто даже и думает помочь», начался дождь. Он был таким противным, холодным, мелким. Я плелась к лагерю и думала, что только завтрак спасет положение. Хрен бы вам, не было ни завтрака, ни чая, и народ кинулся разбирать палатки, будто мечтал только об этом. Видимо все боялись, что дождь усилится, и придется спасаться в шалашах. Я заранее уточнила, что жить хочу одна, и что не нужно меня селить ни к каким разговорчивым тетенькам. Таким образом, я впервые оказалась один на один с упакованной палаткой. Жопой почувствовав, что помощи ждать неоткуда, я замерзшими руками начала разворачивать зеленую хреновину и читать инструкцию, которую сверху поливал дождь и пытался унести ветер. «Так, билять, вытащить палатку, вставить палочки, она вот так "хоп!" откроется, закрепить колышками». Все ясно вроде. Через десять минут я почти ревела и была готова сдаться любой базе за завтрак и удобства в домике. Какого черта этот дождь начался, так мокро и холодно, эта палатка ведет себя как последняя сволочь, и ничего никуда не пихается, и уж тем более не принимает форму шалаша. Я поняла, что не такой уж я бравый турист, и, размазав сопли со слезами по роже, позвала на помощь. С мужской помощью палатка чудесным образом разложилась за 3 минуты (сучка), я кинула внутрь сумку и достала дождевик.


В это как время дождь стих, чай заварился, а народ с усталым, но счастливым видом стекался к костру. Забыв все свои горести, я попросила кружечку пуэра.



Только сейчас, грея замерзший нос об ароматный пар, я поняла в каком прекрасном месте мы сидим.



Лагерь находился на тонкой полоске песка между озером и лужицей, которая образуется в низине при малой воде, и виды, открывавшиеся нам по обе стороны, были совершенно разными.


Будто склеили две картинки, или сделали коллаж из фотографий. С одной стороны было огромное озеро, волны, тучи и поросшие лесами высокие горы. С другой - ровная гладь воды небольшого озерца, в которой все отражалось, как в зеркале, и ясное небо. Можно было поворачиваться на 180 градусов раз в 5 минут и получать совершенно разные ощущения от окружающего мира. Гуру ( никто не против, если я так буду называть нашего руководителя?) сказал, что дождь был запланирован, а теперь все будет хорошо. Я уже в этом не сомневалась, поэтому приготовила коврик и всячески тянулась, разминаясь после долгой дороги в автобусе и готовя себя к упражнениям, которых, однако, не последовало.




Вместо этого мы весь день практиковали безмолвие и знакомились с духами этих мест. Присутствие их, и правда, было очень сильным. Даже уединившись, ты чувствовал, что рядом постоянно кто-то есть. Кто-то большой и хозяйствующий здесь задолго до меня, тебя, алтайцев и алтайских мамонтов. В этом месте казалось, что времени нет. Непонятно было, прошел час, день или год. Погода менялась каждые полчаса, и было то солнечно, то пасмурно, то начинал моросить легкий дождь, то тучи раздувало и казалось, что дождя никогда не было.





Нам дали некоторые настройки и мантры, которые помогали держать ум чистым от мыслей, и велели просто наблюдать.


Телефон я отключила сразу же, потому что ни сети, ни смысла не было. Из участников я никого не знала, так что желания подойти и поделиться впечатлениями не возникало. Намного интересней было сидеть и смотреть на горы и озеро, или на другие горы и заводь реки, или гулять, или лежать на песке, или, зачерпнув себе кружечку чая, просто быть, не думая о прошлом и не планируя будущее.



Через несколько часов такого молчания, я правда перестала понимать, кто я и где. Мне начало казаться, что я умерла, а это место – промежуточная станция между миром живых и мертвых. Тут ничего не происходит, и в то же время происходит всё. Тут ты сам по себе, и в то же время тут никогда не останешься один. Пришла идея, что наш автобус в дороге перевернулся (потому что водитель действительно гнал как ненормальный), и мы, не заметив, что погибли, просто продолжили путешествие, которое мозг сам по себе додумывал исходя из вводных данных, планов и проекций. Нас перевезли через озеро, как через реку мертвых, и вот мы здесь, и ничего не происходит. Дальше мы можем делать что хотим - родиться вновь, или остаться здесь до того момента, когда будем готовы, или перенестись в другое место по своему выбору. А другие люди на этом островке - такие же души, стоящие перед выбором. Они тоже все умерли. Было диковато от этих мыслей, но при этом совсем не страшно. Я бы не огорчилась, если бы так все и обстояло на самом деле. Здесь все было правильно.



К вечеру этого дня (а может, прошла неделя), начался шторм. Настоящий такой шторм с ветром, ливнем и всеми делами.




Я закрепила палатку камнями снаружи и своей стакилограммовой сумкой изнутри, чтобы утром не проснуться в Изумрудном городе. Напялив дождевики, мы собрались у берега и наблюдали буйство стихии. Иногда дождь затихал, и появлялась радуга, или даже две, а затем все начиналось с новой силой. Природа этих мест еще раз показывала свою мощь. Через полчаса мой дождевик, который на деле был Илюхиной охотничьей курткой, промок, и я спряталась в палатке. Палатка была однослойная и без тента, так что я очень надеялась на скорое прекращение дождя. Внутри пока еще было тепло и уютно, а снаружи бушевал и свистел шторм. Я надела теплые носочки и съела конфету для закрепления эффекта.



Пару раз я вылезала и слушала, как поют сухие деревья на ветру рядом с палаткой. Уснула я очень рано, как только стемнело. Без компьютера оказалось совершенно ненужным сидеть до 3 ночи, и не было ничего разумней, чем просто лечь спать. Дождь утих, и кто-то остался сидеть у костра. Мне же впечатлений от прошедшего дня хватило настолько, что я, ничуть не жалея о кострах и прочих альтернативах, далеко улетела в своих сновидениях.

Ночью я проснулась от ужасного грохота. Похоже, что началась гроза, и молнии сверкали каждую секунду. Они били так близко и так громко, что вот-вот должны были попасть по моей палатке. Я зажалась в угол как маленьких трусливый зверек, не понимая, что происходит и почему так страшно, и молилась всем Богам этих мест, чтобы остаться в живых. Когда сердце успокоилось, и душа немного вернулась в тело из далекого мира снов, я открыла дверь и выглянула наружу. И увидела салют. С соседнего берега озера. И никаких молний. Я посмеялась над собой и пошла к костру, где еще сидели полуночники и догонялись пуэром. Мы вместе посмеялись над тем, что я только что чуть не умерла от страха и удара молнии.

Утром мы отправились в сторону нашей основной стоянки на реке Чулышман. Ночной шторм повалил много деревьев прошлой ночью, а река из-за ливня разлилась так, что грунтовая дорога была размыта. Водитель горного УАЗика был настроен по-боевому, и планировал всенепременно доставить нас до пункта назначения. Мы свернули лагерь и отправились в путь. Надо сказать, что у меня со сборкой вещей тоже вышел напряг, потому что палатка надувалась, как хренов шарик, и отказывалась залазить в чехол, который специально был сшит вдвое уже, чем та могла сложиться. В итоге у меня полпалатки торчало наружу, спальник вываливался из сумки, и вообще вещей будто стало вдвое больше и ничего никуда не помещалось.

Зато ехать по затопленной дороге было весело. Мы буквально переплывали многие участки грунтовки, а местность была будто из фильма-катастрофы. Не хватало только воя сирены, пугающах поваленных знаков и проплывающих мимо нас мычащих коров.



Вся поездка сопровождалась развеселым алтайским радио на максимальной громкости. В одном уж очень опасном и глубоком месте наши водители долго думали, где конкретно устроить переправу. На затопленном мосту стояли зрители и курили, явно наслаждаясь зрелищем и делая ставки, справимся мы или отступим. Но мы же не пиво пить приехали, а тантрические штуки устраивать, поэтому алтайские воды расступились, и мы как Моисей на УАЗике, благополучно ступили на твердую землю.




Часа через два, миновав 60 километров луж, озер и болот, а также коровью голову в скалах, мы прибыли на чудное место нашей будущей стоянки.

Я быстренько присмотрела прекрасное палаточное место в тени деревьев, и не без посторонней помощи разложила свой зеленый дом.


Чулышман ревел, заполняя собой все пространство вокруг, и звал знакомиться, поэтому мы быстренько переоделись в купальники и побежали к воде. Там нам было велено отбросить старые привычки, а также купальники, и лезть в воду голышом, чтобы прочувствовать могучую реку всем своим существом.



Кустов и валунов было предостаточно, поэтому мы с девчонками спрятались за один из них, скинули одежду и с воплями прыгнули в ледяную воду. Мой прошлый опыт купания в горных реках был не особенно приятным. Я даже в дУше на несколько секунд не могу позволить себе постоять под холодной водой, за что особенное спасибо родителям и уличному зимнему закаливанию в нежном возрасте. Но тут все оказалось совсем по-другому. Ледяная вода не обжигала, а освежала, дарила жизнь и радость. Она приветствовала и заостряла восприятие. Всю тошноту и усталость от долгой дороги как рукой сняло. Хотелось есть, прыгать, петь и танцевать. А одеваться не хотелось. Воспользовавшись уединением, мы бросились на теплый песок и валялись на нем голышом, подставляя попы ласковым лучам солнца, чтобы потом бежать к реке и вновь окунаться в освежающую бурлящую воду. Вода была такая чистая и так вкусно пахла, что мы пили прямо из реки, когда чувствовали жажду.



Перед закатом, когда солнце ушло за высокую гору, мы все собрались на песке, и предались йоге. Тело приятно тянулось, и энергия свободно текла от одной части тела в другую. Когда стало совсем темно и совсем хорошо, мы поужинали горячим супом, и снова рано легли спать (по крайней мене, я, и, по крайней мере, по моим меркам рано).

Утром я опять проснулась с первыми лучами и ушла гулять в степь. Надо сказать, что место стоянки у нас было удивительное. Лагерь располагался около реки, по ту сторону которой высились горы. На нашей стороне был пляж, большие и маленькие камни, деревья и кустарники. Метрах в 10 от воды был холм, за которым начиналась степь. Степь была бескрайняя, и пахла полынью и чабрецом. Она шла ступенями, и можно было забираться на очередной холм и видеть новый пейзаж. Там хотелось гулять часами, собирая чабрец, веточки полыни и горные цветы, чтобы потом унести все это в палатку и спать еще более глючным сном. Тут и там были разные пещеры, образованные большими валунами, которые можно было исследовать, и ягоды непонятного назначения, которые можно было фотографировать и придумывать, какой будет эффект если их вдруг сожрать.






Однажды, забираясь по камням на холм, за которым начиналась степь, я встретилась со змеей. Не знаю кто больше испугался, но заорала только я. Прооравшись я поняла, что змея уже уползла и не горит желанием кусать меня ядовитыми зубами. И вообще, это скорее всего был безобидный уж, который жил тут много лет не зная горя, пока я не приехала и не оставила у него негативный опыт общения с туристами.

На второй день мы занимались в парах. С самого утра нам были показаны различные парные растяжки, которыми мы и баловались весь остаток дня. В свободном режиме. Ощущения были настолько приятные, а эффект расслабляюще-опьяняющий, что мы с удовольствием жертвовали несколькими часами купания и загорания в их пользу. Как бы ты не старался, сам никогда так хорошо не растянешься и не расслабишься, как это можно сделать с партнером. А тут лежишь себе или сидишь на расслабоне, и полностью отдаешься в партнерские руки. И тело, как пластилиновое, открывается и растягивается все дальше и дальше. В некоторых местах становится больно или трудно, но ты просто дышишь и даешь этой боли быть, и она уходит. Просто дышишь и все. Переживаешь ее и не переживаешь. А потом раз - и ты скрутился, как никогда не думал, что способен скрутится. А какой потом наступает кайф! Поднимается вся спрятанная энергия из блокированного прежде места в теле, выходит с дыханием, и ты становишься легким, как цветочек чабреца. Никакой двухчасовой массаж рядом не стоял, гарантирую. Идешь потом на ватных ногах и глупо улыбаешься.




Затем снова было купание голышом, разведывание новых мест и огромных камней для загорания, вкусные супчики и кашки с сухофруктами на костре, пуэр и халва, которые просто как инь-ян подходят друг другу, были ветер, огонь и вода. И еще ночные звезды, которых на Алтае так хорошо видно. И которые иногда падают, чтобы доставить удовольствие людям, верующим, что для загадывания желаний нужны какие-то атрибуты и условности.

продолжение тут
http://asichek.livejournal.com/36829.html


Tags: Ася на Алтае, Чулышман, йога, радостное, туристическое
Subscribe
promo asichek август 1, 2015 19:45 27
Buy for 100 tokens
Подруга на днях спросила, как я нахожу жилье в стране, в которую собираюсь лететь. Я ответила, что это не телефонный разговор, и у меня есть слишком много мыслей по этому поводу, поэтому предложила рассказать свои многовыстрадальные лайфхаки лично за кружечкой темного эля. А потом подумала - может…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments